ГЛАВНАЯ

Биография

Фильмография

Фотоальбом

Пресса

кино-фильмы

 

Фильмография

Мусульманин

Россия, В.В.С./РОСКОМКИНО, 1995, цв., 110 мин.
Драма.

В ролях: Евгений Миронов, Нина Усатова, Александр Балуев, Евдокия Германова, Александр Песков, Иван Бортник, Владимир Ильин, Петр Зайченко, Сергей Тарамаев, Иван Агафонов, Леонид Окунев, Валентина Светлова, Варвара Шабалина, Владимир Бухарев.

Режиссер: Владимир Хотиненко.
Автор сценария: Валерий Залотуха.

В. Хотиненко задумал, если не энциклопедию русской жизни, то энциклопедию жанров и стилей. Эстетическая смесь рвет картину на куски, склеить которые так же трудно, как и слышать чужую молитву, разносящуюся по долинам и по взгорьям русской деревни. Розово-черная стилистика «Мусульманина» с надрывной шукшинской нотой в сочетании с рискованно проинтонированной пасторалью из «Пиковой дамы», с «Песней о Родине» Дунаевского и с попсовой «Америкой-разлучницей» не разрешает эту простую историю в целостное высказывание.

Стилистическую разноголосицу в «Мусульманине» цементирует и не «красота родного пейзажа» (оператор А. Родионов) с прозрачными, промытыми на отменной пленке полевыми цветочками, туманными далями и крутым речным берегом, а Нина Усатова с Александром Балуевым. Родина-мать и уголовник-сын. Актриса забытого эпического дыхания. Актер настоящего трагического дарования с очень разными возможностями для русского народного и классического репертуара.

То, что в деревне русский — русский, такая же банальность, как и легендарное свойство быть русскому в Германии немцем, ну, а в Афганистане — афганцем. Религиозные разборки в последнем фильме Хотиненко не при чем. Они здесь всего лишь псевдоним бытового, а не идеологического противостояния. Между эмблематичным образом Родины--матери, еле таскающей натруженные ноги, ее пропойцем--сыном и сыном, воскресшим в афганском плену, по сути покойником, но прибывшим домой мусульманином, — перебор более или менее эффектных эпизодов. Зрителям объясняют: дело не в том, что русский по традиции пьет, а мусульманин не пьет, не курит и не в том, что «чужого» (своего) непременно должны убить свои («чужие»), а в том, что «хороший» — мертв, а «плохие» — живехоньки. И сохраниться могут только самоистребляясь. В фильме Хотиненко ритуал еще больше, чем Восток, — дело тонкое. Именно он структурирует нежить деревни в подобие жизни, равно, как в плену обеспечил воскресение героя, которого сыграл Е. Миронов.

Режиссер снимает не патриархальную деревню. В ней по речке плывут доллары, за которыми бросается все население, состоящее из убогих, несчастных и варваров. Этот вставной, казалось бы, искусственный эпизод гораздо точнее воспроизводит мифологию, то есть сверхреальность деревни, нежели до косточки вжившийся в роль артист Миронов и даже по видимости актуальный сюжет, в котором очень зыбкая граница между сущим и липой.

Существует широко распространенное мнение, что Д. Астрахан снимает массовое кино — все по лекалам, присущим ожиданиям публики. У Хотиненко с Усатовой и Балуевым был шанс сделать народнее. Ведь в остатке фильма — благодушный призыв великого гуманиста кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно». Русские, юристы, нанайцы, калмыки, афганцы и Павлы (Савлы). В итоге — приз экуменического жюри, который режиссер не получил, но, вероятно, должен был получить.

Зара Абдуллаева

Источник - Энциклопедия кино Кирилла и Мефодия www.km.ru


Главная :: Стартовой :: В избранное :: Мыло :: All rights reserved © 2006 год